Порно сайт мамаши узкими тальами болшыми жопами


А если бы эти, за кустами, пришли чуть раньше и застали их здесь? Волна, та огромная волна удовольствия, рушится на него всей своей огромной массой, сминает и выкручивает, а Такао продолжает двигаться, как будто по инерции. Только секунду спустя Мидорима понимает, что последнее произнес вслух.

Такао лижет головку широко и мокро, мягкий язык обволакивает ее всю, кончик слегка проталкивается в отверстие. Скамейка трясется под ним, и Мидорима смутно надеется, что она сломается, и Такао шлепнется в пыль. Он такой пустой внутри, как сдутый воздушный шарик, и чувствует эту пустоту всем телом.

Второй рукой Такао направляет член, прижимает головку ко рту Мидоримы и ведет ею, растирая смазку по губам. От другого пользователя: Пальцы трогают горло, давят на гортань там, где ее распирает член.

И Мидорима не уверен, чего хочет больше, стукнуть его или поцеловать снова. Такао возится слишком долго, сначала складывает сумку, набивает полный пакет скомканных использованных салфеток, потом идет забирать мяч, и Мидорима медленно закипает, следя за его нарочито неторопливыми движениями.

Нет, не держит, — понимает вдруг Мидорима, — держится.

Порно сайт мамаши узкими тальами болшыми жопами

Он даже кроссовки уделать умудрился, и на футболке у него пятна. И первый комок тошноты отступает, и Мидорима хохочет, ему отчего-то хорошо и очень тесно, как будто внутри слишком много всего, так много, что не вмещается даже в его без малого два метра.

На очередном толчке, когда член внутри точно проходится так, как надо, Мидорима все-таки кричит.

Порно сайт мамаши узкими тальами болшыми жопами

Это не помогает. Такао идет следом, отставая лишь на ступеньку, и его дыхание жарит прямо в лопатки, кажется, будто по пятам за Мидоримой следует адское пламя, стоит притормозить, остановиться хоть на миг — проглотит и обратит в пепел. О черт.

Мидорима чувствует каждое движение внутри, каждый выдох на лопатках. Член двигается медленно — внутрь и наружу, внутрь и наружу. Жар захлестывает с головой.

От того, что внутри у него, черт побери, сперма Такао, так много, что она выступает наружу и течет по промежности густой щекотной струйкой. О пальцах, которые Такао собирается засунуть в него. Сукин сын!

Уголки губ у Такао уже не дрожат — прямо-таки пляшут, и в глазах кипит что-то такое Его голос скользит по коже, и Мидорима все пытается сосредоточиться на нем, разобрать отдельные слова, но когда разбирает — становится только хуже.

Кажется, если постараться, сквозь истончившуюся кожу можно различить, какие мысли мечутся сейчас там, в его голове. Просто ест, а не как Такао. Он не тянет Мидориму на себя, тот подается сам, вжимается бедрами.

Он тянет Мидориму за волосы, словно даже для него это слишком.

Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных. Это все.

Если прижимать язык к уздечке, Такао так встряхивает — что угодно можно забыть от этого ощущения. Такао двигается над ним, его бледное сосредоточенное лицо покрыто каплями пота, и Мидориме невыносимо хочется поцеловать его, так сильно, что даже губы немеют.

Просто он еще более ебанутый. А Такао только плотнее обхватывает член губами и снова двигается, оставляя мокрый след на коже — призрак недавней ласки. Каждая складка уже тщательно облизана, и Мидорима готов стонать, даже, может быть, кричать — внутри слишком много удовольствия, оно все копится и копится, распирает ребра изнутри.

Сукин сын! Их уже много, Мидорима не может понять, сколько, только чувствует, как они распирают задницу изнутри, но и этого недостаточно.

Обожаю, когда ты несешь всю эту вдохновенную хренотень, но умоляю, не надо. Такао вдавливает Мидориму в постель и толкается внутрь. Такао тоже глядит на Мидориму, его взгляд одновременно бессмысленный и цепкий.

Мидорима сам себе не поверил бы, и Такао, конечно, не верит. Черт знает, что там в этой воде, но Мидорима все равно улыбается, прохлада кусает его за ноги, и оттого идти становится легче. Никакой преграды.

Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных. Это не помогает. Все вместе больно и охренительно, и слишком быстро, и раздражающе медленно. Да что там, Мидорима давно уже не помнит, каково это, и виноват, конечно, Такао Казунари с его захламленным чердаком, абсолютным неприятием гигиенических норм и сексуальностью, близкой по силе к ядерному взрыву.

Потом еще один. Что уж говорить об остальном. Такао отступает. Смешавшись с удовольствием, она накрывает Мидориму, не дает ему ни выдохнуть, ни остановиться. А Такао еще вздрагивает, его мокрый темный член выплескивает сперму, порцию за порцией.

Он тянет Мидориму за волосы, словно даже для него это слишком. Черт, я не хочу, чтобы через двадцать лет Юзу рассказывала на приеме у психолога, как заработала психосексуальную травму, потому что из комнаты ее брата доносились странные звуки.

Истязание дикими зверями? Ладонь тяжелая и горячая. Мидорима привык к прозрачному слабому вкусу свежевымытого тела, а этот — другой. Как будто язык пламени лизнул кожу. Мидорима может кончить только от этого.



Секс скрытая камера интим
Порно с малодыми девушками
Порно в воронеже куликова катя
Разсказы девушек о сексе
Порно мамина пися и трусики
Читать далее...

<